1945 — 1956
В первое послевоенное десятилетие одной из центральных задач филармонии было восстановление исполнительских сил и объединение в ее стенах выдающихся музыкантов, способных воплощать амбициозные творческие задачи.

В 1946 году филармоническим коллективом становится молодой студенческий квартет, которому позднее, в 1955 году будет присвоено имя А. П. Бородина. В число солистов филармонии вошли Эмиль Гилельс, Мстислав Ростропович, Наум Штаркман.

В 1951 при Всесоюзном радиокомитете создается симфонический оркестр под управлением выдающегося дирижера Самуила Самосуда. В 1953 году коллектив перешел в состав филармонии: он получил имя Симфонического оркестра МГФ, заняв пустующее место прежнего филармонического оркестра, расформированного в начале войны.
Послевоенные годы принесли несколько исторических визитов зарубежных музыкантов: впервые в СССР приезжает скрипач Иегуди Менухин, с авторскими концертами выступают Золтан Кодай и Джордже Энеску, московскими оркестрами дирижируют Вилли Ферреро и Франц Конвичный.

Продолжает расширяться репертуар филармонических программ. В 1948 году к 75-летию Рахманинова прозвучала Первая симфония композитора, некогда уничтоженная автором и восстановленная группой музыкантов под управлением дирижера Александра Гаука. А в 1950-м совместно с Музеем музыкальной культуры имени Глинки были организованы «Исторические концерты», где впервые в Советском союзе прозвучали произведения русских композиторов XVIII века.
Новый оркестр Московской филармонии, исторические концерты и западные звёзды
«Второе рождение» Первой симфонии Рахманинова

17 октября 1945 года Государственный симфонический оркестр Союза ССР под управлением Александра Гаука исполнил Первую симфонию Рахманинова. Ее премьера состоялась 27 марта 1897 года, ее провал стал для 24-летнего автора страшной трагедий и нанес глубокую психологическую травму — после этого Рахманинов ничего не сочинял около трех лет. Симфония долгое время считалось утраченной, так как композитор уничтожил партитуру.

Однако в годы войны музыковед, академик Александр Оссовский нашел в ленинградском архиве «Беляевских концертов» оркестровые партии Первой симфонии. Партитуру под руководством Гаука восстановил библиотекарь Ленинградской филармонии Б. Г. Шальман.

Из воспоминаний Евгения Светланова: «Мне, тогда еще студенту, выпало счастье быть свидетелем подлинного триумфа рахманиновского шедевра. Переполненный Большой зал консерватории горячо приветствовал рождение симфонии. Этот день навсегда сохранится в памяти тех, кто был на этом концерте. С тех пор Первая симфония Рахманинова прочно заняла свое достойное место в ряду прекрасных созданий отечественной музыкальной классики». (Е. Светланов. «Неделя», 1973)

1945—1946
Первые гастроли Иегуди Менухина
Иегуди Менухин с Давидом Ойстрахом и Львом Обориным, 1945

В ноябре 1945 года в Москве выступил Иегуди Менухин — выдающийся американский скрипач еврейского происхождения. Он стал первым иностранным музыкантом, посетившим СССР в послевоенное время.

В Московской филармонии Менухин дал три концерта. 16 и 17 ноября публика Большого зала консерватории и Зала Чайковского услышала две камерные программы, в которых произведения крупной формы сочетались с изящными миниатюрами. Прозвучали Чакона Баха, «Меланхолическая серенада» Чайковского, «Цыганские напевы» Сарасате, «Венский каприс» Крейслера и многие другие сочинения. Вместе с пианистом Львом Обориным Менухин исполнил сонаты Бетховена и Франка, в остальных номерах ему аккомпанировал Абрам Макаров.

Успех Менухина в Москве увенчался концертом 18 ноября, когда он вышел на сцену Зала Чайковского вместе с Госоркестром СССР. Кульминацией вечера стал Двойной концерт Баха, который Менухин сыграл с Давидом Ойстрахом. Совместное выступление двух великих музыкантов положило начало их многолетней дружбе. «С того дня и до его смерти в 1974 году мы никогда не прекращали выступать вместе, — впоследствии вспоминал Менухин. — Он был принцем, самым лучшим коллегой, с которым мы когда-либо приходилось работать».

Фрагменты двух концертов Менухина — 16 и 17 ноября 1945 — были записаны и изданы сначала на пластинках, а затем на CD фирмой «Мелодия».

«Высокая академическая школа, усвоенная скрипачом, ощущается и в классически ясной и строгой интерпретации, <…> в исполнении Менухина привлекают не виртуозный блеск и не технические эффекты, а внутреннее содержание <…>. Доведенная до предела чистота интонации, легкий, поющий, богатый красочным разнообразием звук сообщают исполнению Менухина выразительность итальянского бельканто» (Е. Грошева, «Известия», 21 ноября 1945 г.)
Гастроли Джордже Энеску
Джордже Энеску с Дмитрием Шостаковичем. Фото с автографом Энеску, 1946

Весной 1946 года в Москву приехал Джордже Энеску — классик румынской музыки XX века, выдающийся скрипач, пианист и дирижер. Его перу принадлежат более тридцати инструментальных и вокальных сочинений, вобравших в себя как черты романтизма, так и влияние нововенской школы и стилистики Р. Штрауса, Стравинского и Прокофьева.

20 апреля в Зале Чайковского состоялся камерный вечер с участием Энеску. В ансамбле с Львом Обориным гастролер исполнил скрипичные сонаты Моцарта и Франка, а затем, перейдя к роялю, аккомпанировал Давиду Ойстраху в сонате Грига.

На следующий день Энеску дебютировал в Большом зале консерватории, выступив в амплуа солиста и дирижера. Вместе с Давидом Ойстрахом он сыграл Двойной концерт Баха, а во втором отделении сам встал за пульт Госоркестра СССР. «Исполнение Энеску Четвертой симфонии Чайковского я запомнил на всю жизнь… В ней так ярко проявилась индивидуальность большого художника, пластичность его музыкального мышления, искреннее любование методикой! Он буквально пропел всю первую часть, без всяких внешних эффектов передал душевное движение, внутреннее состояние композитора. Это было интереснейшее прочтение гениальной партитуры вдохновенным мастером», — вспоминал Ойстрах.

23 апреля с Джордже Энеску выступил Эмиль Гилельс, а 2 мая румынский мастер впервые сыграл скрипичный концерт Хачатуряна, разучив его по партитуре, подаренной ему Ойстрахом.

Записи Четвертой симфонии Чайковского и двух Румынских рапсодий Энеску с концерта 21 апреля были изданы на пластинках фирмой «Мелодия».
Торжественное открытие
13 января под управлением Крипса прозвучали сочинения Шостаковича, Сальмхофера и Хачатуряна, солировал Давид Ойстрах. А 16 января маэстро исполнил Неоконченную симфонию Шуберта и Седьмую симфонию Брукнера.

Завершились гастроли двумя вечерами музыки Иоганна и Йозефа Штрауса. «До сих пор музыканты считали творчество И. Штрауса принадлежностью салонного оркестра и никак не принимали его музыку всерьез. Но когда прирожденный житель Вены <…> показал все изящное очарование музыки Иоганна Штрауса, московская публика буквально впала в неистовство <…> Концерт пришлось повторить»

(А. Иванов «Жизнь артиста», М.: «Советская Россия», с. 197).

По окончании гастролей маэстро ждал теплый прием, организованный ВОКС. «Состоялся импровизированный концерт. Давид Ойстрах и Йозеф Крипс исполнили скрипичный концерт И. Баха, а Н. Шпиллер под аккомпанемент Й. Крипса спела несколько романсов. После ужина начались танцы. Гость первый пошел танцевать с 75-летней А. В. Неждановой. Потом Крипс опять сел за рояль и стал импровизировать. <…> Пела В. Давыдова, играли Р. Тамаркина, Э. Гилельс, Я. Флиер»

(А. Иванов «Жизнь артиста, с. 197)
Йозеф Крипс и Виктор Мержанов. Большой зал консерватории, 1947

В январе 1947 года Москву впервые посетил выдающийся австрийский дирижер Йозеф Крипс. В разные годы он выступал с лучшими оркестрами Европы и США, дирижировал спектаклями Венской оперы, Зальцбургского фестиваля и лондонского Ковент-Гардена.

В Московской филармонии Крипс представил пять программ с Госоркестром СССР. 7 января прозвучала Пятая симфония Чайковского, а в Первом фортепианном концерте солировал Виктор Мержанов — победитель Всесоюзного конкурса музыкантов-исполнителей, разделивший первую премию с Рихтером. Однако, по воспоминаниям современников, выступление молодого пианиста не было удачным. «Он сыграл скверно, отставал от оркестра и провалил номер. В ответ на сетования Флиера („Вот я бы сыграл!“) я простодушно пояснил пианисту, что он намечался солистом в первую очередь», — вспоминал Юрий Федосюк, в то время сотрудник Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (ВОКС).

10 января Крипс представил Пятую и Девятую симфонии Бетховена. В концерте были заняты солисты Большого театра — в тот вечер «певшие плохо <…> и не потрудившиеся хорошо выучить свои партии» (А. Гольденвейзер, «Советская музыка», № 1, 1947). Как писал в своих мемуарах знаменитый советский баритон Алексей Иванов, дирижер отказался от повторения бетховенской симфонии.



1946—1947
Торжественное открытие
Гастроли Йозефа Крипса
подпись — 1932. слушатели конференции
Золтан Кодаи в Большом зале консерватории. Фото с автографом, 26 мая 1947

В мае 1947 года в СССР впервые приехал выдающийся венгерский композитор, педагог, исследователь фольклора и дирижер Золтан Кодай. «Героическая лирика», «восточное богатство фантазии» и «буйное цветение мелодий» — так музыковед Бенце Сабольчи охарактеризовал музыку Кодая, тесно связанную с традициями венгерского фольклора. Перу композитора принадлежат десятки партитур в разных жанрах — от оркестровых и камерных сочинений до опер и духовной музыки.

Авторский концерт Золтана Кодаи прошел 26 мая в Большом зале консерватории. Программу исполнил оркестр Всесоюзного радиокомитета под управлением композитора.
Одним из самых ярких моментов вечера стала сюита из «Хари Янош» — комической оперы Кодаи, которую Дмитрий Кабалевский называл «остроумной, блестящей, глубоко народной по интонационному складу и всему своему духу».

Продолжили концерт симфонические вариации на тему венгерской народной песни «Лети, павлин». «Здесь и блестяще инструментованные народно-танцевальные скерцо, и маленький похоронный марш, и причудливые фантастические вариации флейты, и трогательная, скорбная песня-речитатив…» /Д. Житомирский: Концерт Золтана Кодаи. «Советское искусство», 1947, № 22, 30 мая/

Также публика услышала «Танцы из Галанты» — рапсодию, основанную на мотивах венгерских народных песен. «Танцы из Галанты менее изысканны, чем вариации, но столь же свежи по ощущению народных ладов и ритмов». /"Советское искусство"/
Последним сочинением программы стал Концерт для оркестра: по мнению прессы, его музыка «импонирует своей мужественностью, но живой эмоциональности и свободы ей явно недостает». /"Советское искусство"/
Как вспоминал директор Московской филармонии Владимир Власов, концерт Золтана Кодая имел у публики большой успех. Второй раз знаменитый композитор гастролировал в СССР в 1963 году.
Авторский вечер Золтана Кодаи

1946—1947
1948—1949
Концерт в честь тридцатилетия Чехословакии
Дирижер Карел Анчерл

25 октября 1948 года в Большом зале консерватории прошел концерт, посвященный 30-летию Чехословацкой республики. За пульт Госоркестра СССР встал Карел Анчерл — один из самых выдающихся чешских дирижеров XX века, в разные годы возглавлявший Оркестр Пражского радио, Чешский филармонический оркестр, Симфонический оркестр Торонто и другие коллективы. Основу репертуара Анчерла составляла музыка национальных композиторов, но ему также блестяще удавались сочинения Брамса, Малера, Стравинского, Прокофьева, Шостаковича.

В афишу московского концерта Анчерл включил партитуры чешских романтиков XIX века. Открылся вечер Симфонией ре мажор Яна Вацлава Воржишека, дружившего с Шубертом; яркий этнический колорит программе добавили Двадцать вариаций на народную тему Йозефа Крейчи.

Второе отделение было посвящено музыке Антонина Дворжака. В скрипичном концерте солировала Галина Баринова — лауреат Всесоюзного конкурса музыкантов-исполнителей, а кульминацией вечера стали три Славянских танца — № 9, 12 и 15.
1950—1951
Вилли Ферреро в Москве
Дирижер Вилли Ферреро. Фотография с автографом для Госоркестра СССР. 1951

В 1950-1952 гг. в Московской филармонии выступал выдающийся итальянский дирижер Вилли Ферреро.

Его блистательная карьера началась еще до Первой мировой войны: в качестве дирижера-вундеркинда он объездил весь мир. В 1913 году 8-летний Ферреро впервые посетил Петербург и Москву. “На эстраду вышел... мальчик небольшого роста с большой шапкой темных волос. Весь его облик напоминал “Маленького лорда Фаунтлероя”, каким герой этой английской книжки для детей был изображен на картинке», — вспоминал в своих записках князь К.Н. Голицын.

В 1936 году Ферреро гастролировал в СССР — уже в статусе дирижера с мировым именем. Его последний визит в Москву состоялся после войны. В свои программы Ферреро включал сочинения разных эпох и стилей — от Моцарта и Бетховена до Мусоргского и Лядова. Вместе с прославленным маэстро выступали Госоркестр СССР и оркестр Всесоюзного радиокомитета.
Интерпретация Ферреро Четвертой симфонии Чайковского произвела настоящую сенсацию. «Уж это-то сочинение все мы знали с раннего детства: его исполняли часто и действительно выдающиеся советские дирижеры: Голованов, Самосуд, Орлов. Но опять свершилось чудо: Четвертую, такую знакомую, просто нельзя было узнать. Казалось, что музыка гениальной симфонии была создана именно такой и не должна была исполняться никак иначе — настолько прекрасным и совершенным было это исполнение», — вспоминал знаменитый скрипач Артур Штильман.

Огромное впечатление на публику производило и «Болеро» Равеля, которое, по словам Штильмана, Ферреро «“поставил” с непостижимым мастерством и вкусом». «“Болеро” — экзотический танец на остинатном ритме, исполняемом на малом барабане. Исполнитель, ударник, как правило, сидит непосредственно перед дирижером и начинает свою партию и саму пьесу исключительно тихо. <…> Грандиозный, все время нарастающий финал приводил слушателей в исступленный восторг. Опять повторялась та же картина, что и в 4-й Симфонии Чайковского: публика требовала исполнения “Болеро” еще и еще раз!»

Фрагменты послевоенных концертов Ферреро были изданы на пластинках в 1962 и 1972 годах фирмой «Мелодия». Среди дошедших до нас записей — сочинения Моцарта, Россини, Иоганна и Рихарда Штрауса, Дебюсси и многие другие.

«Вообще все, к чему прикасался этот дирижер, преображалось в музыкальное чудо: его руки были настолько пластичными, с техникой совершенно незаметной, настолько “певучими”, что казалось сами “рисовали” музыку в момент ее создания. <…> Романтическая стихия возникала как бы сама собой, достигала драматических вершин, бури, каких-то низвергающихся потоков, потом стихия успокаивалась, и наступали моменты божественного успокоения, безбрежной красоты...» /Артур Штильман. Вилли Ферреро в Москве. «Чайка», 2005, № 17 (52), 2 сентября/

В начале Великой отечественной войны два крупнейших симфонических коллектива столицы — оркестр филармонии и Госоркестр СССР — были объединены в один коллектив на базе ГСО СССР. Филармония больше чем на десять лет осталась без собственного симфонического коллектива.
В сентябре 1951 года при Всесоюзном радиокомитете был создан новый симфонический коллектив, получивший название Московского молодежного оркестра. Через два года он вошел в состав филармонии и по сей день работает в ее штате — публика знает его как Академический симфонический оркестр Московской филармонии.

Первым художественным руководителем оркестра был Самуил Самосуд — превосходный музыкант и опытный руководитель. Его главные творческие интересы были сосредоточены в области оперного театра, и силами молодого коллектива он исполнил целый ряд опер — классических и современных — в первую очередь тех, которые не шли на московской театральной сцене: «Похищение из сераля», «Итальянка в Алжире», «Нюрнбергские Мейстерзингеры», «Тангейзер», «Чародейка», «Джанни Скикки», «Наталка Полтавка», «Тихий Дон», «Молодая гвардия».
Новый симфонический оркестр Московской филармонии

афиши и программки
Перейти к следующей эпохе